Drinkify

Так именуется сайт, где вам посоветуют выпить что-нибудь именно под ту музыку, которую вы сейчас слушаете.
Ну вот хоть бы я — слушал "Симфонию псалмов" Стравинского, и что же мне посоветовали?

Осталось, таким образом, достать Огогоро.

Огогоро — это национальный нигерийский самогон, производимый из сока местной пальмы Raffia.
Хороший, сваренный от всей африканской души огогоро имеет крепость не меньше 60 градусов.
Если считать, что рекомендованная доза исчисляется в жидких унциях (1 fl oz = 30 мл), то под "Симфонию псалмов" мне надо злоупотребить почти 200 граммов самогона. 
Что подумает обо мне Стравинский??

Симфония псалмов

Выкладываю сюда для памяти текст "Симфонии псалмов" И. Стравинского с русским переводом. Нигде более в Сети такой подборки не нашел, поэтому пришлось самому полезть в Псалтирь и отыскать там перевод, используя английские аналоги.

Часть 1. Псалм 28, стихи №№ 13, 14

Exaudi orationem meam,
Domine, et deprecationem meam.
Auribus percipe lacrimas meas.
Ne sileas, ne sileas.
Quoniam advena ego sum apud te et peregrinus, sicut omnes patres mei.
Remitte mihi, prius quam abeam et amplius non ero.

Услышь молитву мою, Господи,
и прошению моему внемли,
не промолчи, видя слёзы мои,
ибо поселенец я у Тебя и пришелец, как все отцы мои.
Дай облегчение мне, чтобы я отдохнул прежде, чем отойду и уже не будет меня.

Часть 2. Псалм 39, стихи №№ 2, 4

Expectans expectavi Dominum, et intendit mihi.
Et exaudivit preces meas; et exudit me da lacu miseriae, et de lato faecis.
Et statuit super petram pedes meos: et direxis gressus meos.
Et immisit in os meum canticum novrum, carmen Deo nostro.
Videbunt multi, videbunt et timabunt: et aperabunt in Domino.

С терпением уповал я на Господа, и Он внял мне,
и услышал молитву мою, и из рва страдания вывел меня и из тины болотной,
и поставил на скале ноги мои, и направил стопы мои.
И вложил во уста мои песнь новую, пение Богу нашему;
увидят многие и убоятся и надеяться будут на Господа.

Часть 3. Псалм 150

Laudate Dominum in sanctis Ejus.
Laudate Erum firmamentis virtutis Ejus.
Laudate Dominum.
Laudate Eum in virtutibus Ejus
Laudate Eum secundum multitudinem magnitudinis Ejus.
Laudate Eum in sono tubae.
Laudate Eum. Alleluia. Laudate Dominum. Laudate Eum.
Laudate Eum in timpano et choro,
Laudate Eum in cordis et organo;
Laudate Eum in cymbalis bene jubilantionibus.
Laudate Eum, omnis spiritus laudate Dominum.
Alleluia.

Хвалите Бога во святых Его, хвалите Его на тверди силы Его:
хвалите Его за могущество Его, хвалите Его по множеству величия Его.
Хвалите Его со звуком трубным, хвалите Его на псалтири и гуслях;
Хвалите Его на тимпане и в хороводе, хвалите Его на струнах и органе;
хвалите Его на кимвалах благозвучных, хвалите Его на кимвалах звонких.
Всё, что дышит, да восхвалит Господа!
Слава.

Музыка как настоящее

Музыка – единственная область, в которой человек реализует настоящее. Несовершенство природы его таково, что он обречен испытывать на себе текучесть времени, воспринимая его в категориях прошедшего и будущего и не будучи никогда в состоянии ощутить, как нечто реальное, а следовательно, и устойчивое, настоящее. Феномен музыки дан нам единственно для того, чтобы внести порядок во все существующее, включая сюда прежде всего отношения между человеком и временем.

(Стравинский Игорь)
[1803.99]

Пикассо и Стравинский

…многоликий Пикассо, Протей ХХ века. Всеядностью и всепоглощающим любопытством к разным художественным мирам он похож на своего собрата и современника Игоря Стравинского. Оба они – создатели искусства ХХ века от противного. Оба любят брать на вооружение чужое и обращать в свое, комментируя и выворачивая наружу первоисточник.
(Кирнарская Дина)
[Ит.0452]

Краткая история «Весны священной»

Весну священную» Игоря Стравинского в XX веке кто только не ставил — и Пина Бауш, и Морис Бежар, и Матс Эк, и даже девяностолетняя Марта Грэм. Партитура, в которой славянский языческий обряд заканчивается жертвоприношением Избранницы, читана вдоль и поперек. Правда, мало кто оказался радикальнее первого постановщика балета — экс-танцовщика Императорского театра Вацлава Нижинского.

Его «Весна» с плясками юношей и девушек, шаркающими старцами и предсмертной судорогой Избранницы застряла в истории балета не только как реликт, но и как абсолютное, не подлежащее ревизии высказывание.
Создать что-то другое еще возможно, но соревноваться — вряд ли. Еще труднее в XX веке было спровоцировать такой же скандал, какой сопровождал в 1913 году парижскую премьеру балета. Тем не менее каждый хореограф, инсценируя «Весну», искал свой момент истины. Пина Бауш заставила танцовщиков валяться в грязи, а танец Избранницы поставила как акт освобождения женщин от мужчин. Эта «Весна» стала феминистским манифестом и вошла в золотой фонд направления, созданного Бауш, немецкого театра танца. Морис Бежар придал композиции классическую стройность, распрямил тела танцовщиков и, заменив жертвоприношение актом совокупления, отметился в эпоху сексуальной революции. Танцовщик Буто Мин Танака ставил «Весну» в лесу среди деревьев и под проливным дождем — назло городу, урбанизации и цивилизации.

Другими словами, в XX веке сделать «Весну» и не дать пощечину общественному вкусу считалось просто неприличным.

(Гердт Ольга)
[И.040331]

Игорь Стравинский, Похождения повесы

Многие подозревают, что именно в деньгах счастье, хоть и стыдятся говорить об этом. Тему обсуждают не первую сотню лет: продажа души Дьяволу в обмен на презренный металл уже давно стала мифом. Этот миф зарисовал художник-сатирик Уильям Хогарт и назвал свою серию гравюр «Похождения повесы». На них изображен юноша, отвергающий мораль, который нежданно получает богатое наследство. Он его проматывает, кочуя из борделя в бордель, и заканчивает свою жизнь в Бедламе, лондонском приюте для умалишенных. Верная ему девушка- крестьянка протягивает руку нечестивцу, чтобы облегчить его последние муки.

После Второй мировой войны сюжетом заинтересовался композитор Игорь Стравинский. Любитель римейков и возвратов к прошлому, Стравинский заявил всем авангардистам и революционерам: «Настоящим делом художника является ремонт старых кораблей. Он может повторить по- своему лишь то, что уже было сказано». Стравинский еще раз пересказал миф о Фаусте, Мефистофеле и верной Маргарите, взяв за основу гравюры Хогарта.

Вариант Стравинского оказался очень впору ХХ веку. Вместо искателя истины Фауста — туповатый лентяй Том. Вместо искусителя-Мефистофеля — лакей Ник Шэдоу по имени Тень. Музыка виртуозно перепевает мотивы старинной оперы: суховатые речитативы перемежаются вальяжными ариями — то ариями-сожалениями главного героя о своем беспутстве, то ариями-увещеваниями верной ему Энн. Буффонные фанфары и легкие мотивчики сопровождают похождения героя, а вдогонку ему как напоминание о морали летят осколки героических и пафосных мелодий. Музыка, которая раньше сопровождала трагедии, у Стравинского обратилась в фарс: когда на роль Мефистофеля претендует Гитлер и толпы одураченных ему вторят, другого парафраза о Фаусте человечество не заслуживает.

Взявшись за философскую притчу Стравинского, режиссер Дмитрий Черняков усилил тему всемирного безумия. Виталий Панфилов в роли Тома играет «Фауста XXI века», мелкого клерка, которому деньги нужны на водку и девочек. Он на редкость артистично поет и изображает бесцветного вертопраха, который черпает свои мечты в телерекламе. Телевизор — лейтмотив спектакля. На этот символ всеобщего оглупления пялится и публика — в квадратике телевизоров совершаются все события спектакля, двигается массовка, которая разыгрывает популярные роли современности: покупателей аукциона, участников ток-шоу и неисчислимых охранников. Марионеточная и пластиковая телекультура, развернутая режиссером на сцене, как нельзя лучше соответствует музыке Стравинского, такой же марионеточной, иронизирующей над куклами в образе людей.

Лишь одного персонажа не касается ядовитая ухмылка композитора и авторов спектакля. Это Энн, невеста Тома, его ангел-хранитель. Когда она поет, звучат отголоски бесчисленных Ave Maria; сцена безумия героя — это благородный Реквием, потому что там поет Энн. Ее роль блестяще ведет примадонна Елена Вознесенская: обратить смех в слезы — это нерешаемая задача, которая ей удается в силу естественности и необычайного чувства стиля. Давно Большой театр не слышал такого великолепного, чистого сопрано и не видел такую актрису. Дирижер Александр Титов уверенно двигается сквозь лабиринты партитуры, заставляя вспомнить корифеев Большого, Мелик-Пашаева и Самосуда: их не всегда замечали оттого, что они умели тактично аккомпанировать певцам. Постановка «Похождений повесы» — одна из немногих за последнее время, где нет приглашенных звезд, да они и не нужны: Большой уверенно вливается в число высококлассных европейских театров.

Благодаря таланту постановщиков и артистов мысль Стравинского и мысль спектакля стали неотличимы: счастья нет, правда потеряна и мир безумен. Искупит ли его грехи слеза влюбленной Маргариты?

(Кирнарская Дина, Каллиников Кирилл. Всемирный бедлам)
[МН.0307]