Гипнотическая реклама

На рабочую почту пришел спам: предложение заказать гипнотическую рекламу.
И расценки есть.
В преддверии президентских выборов этим доморощенным гипнотизерам надо бы зарабатывать на гипнозе избирателей. То-то они бы озолотились…
Но, видимо, боятся: качество гипноза у них недостаточно для такой серьезной задачи 🙂

Мечты об умных банкоматах

Банкомат мог бы наряду с занудной и явной рекламой демонстрировать клиенту рекламу более изощренную и вирусную. А попутно и в меру своих сил собирать досье о клиенте.
Например.

  • Просто показывать его гороскоп с ненавязчивым советом, как потратить только что вытащенные деньги.
  • Напоминать о днях рождения близких и поздравлять с собственным днем рождения владельца карточки. И не просто банальным "С днем рождения, желаю много щастья", а, например, предуведомлением за неделю до ДР: "Вячеслав Иванович! Через неделю вам стукнет 32… а так мало сделано для вечности! Пожертвуй, зараза, от своих щедрот хоть 100 рублей на детский дом".
  • Проводить мини-опросики. Типа, например, перед оплатой мобильной связи написать на экране: "Ой, а какой у вас телефончик, можно узнать? A — Nokia, B- Samsung, C — iPhone… H — Да пошел ты со своими вопросами!" И если клиент нажмет кнопку Н, сокрушенно прокомментировать: "Зря вы так, уважаемый. У нас для владельцев этих брендов скидочки имеются… Ну да что уж теперь — проехали!"
  • Если банкомат "временно не работает", светить на экране не простые извинения, а более конструктивные: "Уж так получилось, что я не работаю. Но вы все равно суньте карточку, я вам, может быть, кое-что интересное расскажу". Если клиент-таки поведется и сунет карточку, он может узнать следующее: "Ежели вам за телефон заплатить — за углом справа есть магазинчик, там терминал QIWI… Кстати, там же и дешевое пиво есть, вы же черного "Козла" любите…" Разумеется, про "Козла" клиент до этого в опросе рассказал…

Последнее, кстати, может не получиться. Если банкомат не работает — скорее всего, связи с банковским хостом у него нету. И придется всю базу завлекалочек закачивать заранее на все банкоматы. Впрочем, мощности современных банкоматов для этого вполне хватит. Так что оно, может, и ничего 🙂

Креативные идеи: возрождение монстров 90-х

Достойно сожаления, что рекламные агенства всё ещё недостаточно эксплуатируют ностальгические чувства, свойственные большинству телезрителей. Из-за этого продолжают оставаться в забвении большинство героев рекламных
клипов, относящихся к романтически-ущербным 90-м годам. А ведь зря! Как можно было бы раскрутить в новых исторических условиях, к примеру, Лёню Голубкова… Подзаработав на народной пирамиде, он вполне мог бы превратиться из партнера-халявщика в полноценного ха… то есть, я хотел сказать, инвестора и продолжить свою инвестиционную  деятельность в другой, более респектабельной лотерее. Ну вот, хотя бы поиграть в Forex. Почему нет? И мы бы увидели Лёню в галстуке-бабочке среди толпы знатоков и спонсоров в очередной передаче "Что? Где? Когда?":

— Лёня!

— Чё, господин ведущий?

Ну и далее в том же духе. И мог бы именно Лёня вместо сомнительных банкиров (сегодня один, а завтра кто-то другой, благо предшественник уже неактуален) вручать призы телезрителям за самые заковыристые вопросы…

А взять хотя бы Марию с безумными глазами и прокладками Always… Став бабушкой и потеряв надобность в прокладках, она могла бы рекламировать подгузники, изготовленные в той же самой конторе, в которые теперь радостно упаковываются её внуки. А Сидоров, рекламировавший забытую ныне "Херши Кола"?! На волне патриотских, то есть я имел в виду патриотических настроений, он прославлял бы по телеку инновационный российский квас "Вкус победы" (победы в новой технологической революции, конечно!)… А Алексей Лысенков, который "мы сидим, а денежки идут"? Может, он-то и разъяснил бы нам, куда ушли те денежки??

В общем, будет к месту помянуть покойного классика советской сатиры Аркадия Райкина, который, бывало, говаривал устами Михаила Жванецкого: "Вот так, вот так, и вот так всех использовать — и у нас тако-о-е будет!" Классик говорил далее о том, что у нас вместо дурных голубей на всех заборах индюки будут сидеть. А хоть бы и индюки. Хорошая птица, калорийная, и мясо у неё диетическое. И Америка со своими куриными мозгами ножками неизбежно придёт к полному финансовому краху в 2012 году, как и предсказывал ещё в годы расцвета Лёни Голубкова неубиенный Владимир Жириновский! И мы наконец сможем сказать в полный голос: "Ну вот мы и в Хопре!!"

Впрочем, нам и так туда дорога…

Наша социальная реклама

В субботу, покудова трясся в нахабинской электричке, незаметно для себя и других сочинил стихотворную рекламу папирос «Беломор»:

 И эти потертые пачки,
 И сизых дымков благодать,
 До самой последней усрачки
 Мы будем с тобой вспоминать!

Очень душевный клип можно было бы накропать под этот стишок. Представляется: летний вечер, деревня, серо-голубоватые бревенчатые избы, яркие блики закатного солнца на стеклах. Общим планом: огромное, изумительно-красивое небо. Сидит на завалинке усталый-усталый дядя, в штормовке, в грязных кирзовых сапогах, но непременно с лицом тонким и осмысленным — как писывали в романах, «освещенным неким внутренним светом». Задумчиво вынимает он из пачки папиросу, зажигает — словно маленькое солнышко в сумерках! И все это — под хоровой вокализ «Вечер» из гаврилинских «Перезвонов».

Нет, что ни говорите, отличный бы вышел клип. А если кому-то так хочется завершить его непременным «Минздрав предупреждает…», то ради Бога — последним кадром могут быть покосившиеся кресты близлежащего сельского кладбища на фоне догорающей вечерней зари…

Лирические отступления и реклама

Есть много общего между вставными кулинарными рецептами в романе К. Воннегута “Малый Не Промах” и рекламой, которая прерывает демонстрацию западных фильмов. И то, и другое, как говорит К. Воннегут, – для того, чтобы у читателей (зрителей) потекли слюнки. Иными словами, чтобы они не очень утомлялись от описываемых проблем, знали, что у них-то аналогичных проблем не будет, а будут разные вкусности, шмотки и барахло. Рискну провести кощунственную параллель между лирическими отступлениями в художественной литературе прошлого столетия и такого рода “синкопами” в массовой культуре. Не перешло ли необратимо одно в другое?