Факты о современном чтении

  • В среднем люди проводят за чтением 6,5 часов в неделю.
  • На написание романа уходит в среднем около 475 часов.
  • Половину всех продаваемых сегодня книг покупают люди старше 45 лет.
  • Большинство читателей теряют интерес к книге на 18 странице.

[chaskor.ru]

Будущее книги

В каком-то виде книга все равно останется. Может быть, человечество достигнет такой степени совершенства, при которой половое размножение будет необязательным. Его даже признают утомительным, нежелательным, негигиеничным. Но, поверьте, у него останется много адептов. То же самое будет и с книгой.

(Сванидзе Николай)

Книги в Сети: Об Альберте Швейцере

Г.Геттинг — Встречи с Альбертом Швейцером.

Б.Носик — Швейцер.

Первая книга — впечатления о поездках в Ламбарене Генерального секретаря Христианско-демократического союза ГДР в начале 60-х, отсюда странноватая пляска околохристианской риторики и "социалистических ценностей" вокруг фигуры Швейцера.
В техническом плане файл примечателен тем, что для его изготовления был использован Softmaker Office, т.е. TextMaker.
При этом с грустью найдено, что заявленная 100% совместимость с форматом ODF на практике совсем неполная. Например, OpenOffice Writer перекорежил в документе, созданном ТекстМейкером, все фрагменты текста, следующие за ссылками на сноски.
Тем не менее документы PDF генерятся вполне успешно и смотрибельно.

Вторая книга — пожалуй, одна из лучших в серии ЖЗЛ и едва ли не лучшая биография Швейцера на русском языке.

Очень хотелось бы добавить к этой паре также "Письма из Ламбарене" и "Иоганна Себастьяна Баха" самого Швейцера. Однако это потребует гигантской работы. В особенности книга о Бахе, сплошь состоящая из нотных примеров.

Что советуют прочесть

Повести Сергея Бушманова, Андрея Юрича, Владислава Пасечника (Мария Арбатова)

Сергей Бушманов (1978), Санкт-Петербург.
Ученый-магнитолог, научный сотрудник АНИИ (Арктический и антарктический научно-исследовательский институт), антарктический полярник, зимовавший на станции «Восток», опытный путешественник, не раз посещавший труднодоступные арктические районы России. 
.
Дебютная повесть «молодого» автора – яркое описание жизненных перипетий беспризорного подростка, путешествующего по бывшему Советскому Союзу в начале и середине 90-х годов.
Дикая, запущенная, отчужденная от человека земля. Полная свобода и холод, возникающий внутри от столкновения с жесткими проявлениями окружающей жизни.
В своих бесконечных странствиях герой встречает первую дружбу, первую любовь, первый раз в жизни наблюдает смерть, много раз с трудом ускользает от разнообразных опасностей. Через несколько лет повзрослевший герой книги в одиночку отправляется в свое последнее путешествие. Именно там, в Арктике, на краю света, на границе жизни и смерти он обнаруживает в глубине души искреннее желание жить, находит новый смысл своего существования. 
Холод. – М.: Paulsen, 2012. –144 с.
.
Андрей Юрич (Андрей Иванов)
«Ржа», повесть, журнал «Урал» №3/2011
«Ржа» – это повесть о детях, живущих в заполярном поселке на Сибирском Севере, которые создали собственное индейское племя – свой, ни на что не похожий мир, где резинка для трусов запросто сойдет за тетиву для индейского лука, а веник, стоящий за трубой отопления в туалете – за трубку мира. Маленькие индейцы строят вигвам, вспоминая просмотренные советские и болгарские вестерны, играют «в спасение женщин от злодеев-ковбоев», едят болотную нраву, называя её «гуськин лук», у них даже есть своя Гора Для Разговоров С Богом.
Вождь племени Алешка старается быть справедливым и благородным, соответствовать образу настоящего индейца. Но дело это непростое, тем более, когда тебе семь лет. Алешка с приятелями сначала издевается над слабоумным мальчиком Дуди, а потом назначает Дуди шаманом своего племени, объясняя соратникам, что «у индейцев сумасшедшие бывают шаманами и разговаривают с индейским богом Маниту». 

(http://www.proarte.ru/ru/programm/school-nor/reviews?id=1416)
.
Пасечник Владислав (1988), Барнаул
"Модэ", повесть

Эта история о войне двух варварских племен – хунну и юэчжи, о приходе к власти жестокого Модэ, гибели древней державы, и горстке мальчишек, которые пытаются противостоять надвигающейся беде

Ли Куан Ю "Сингапурская история: из третьего мира в первый" (Валентина Матвиенко)
+ это даже на lib.ru имеется.
Во время празднования первой годовщины независимости мы собрали те немногочисленные вооруженные силы, которыми мы располагали, чтобы поднять дух наших людей. Мы организовали Народные силы самообороны (НСС — People's Defence Force) под руководством разношерстного собрания государственных служащих, членов парламента и министров, прошедших начальный курс военной подготовки. Солдатами были гражданские люди, главным образом, из числа китайцев, получивших образование на китайском языке, завербованных через общинные центры. Несколько взводов прошли парадным маршем на торжествах по поводу первого Национального праздника Сингапура, 9 августа 1966 года. Они имели бравый вид и были с энтузиазмом встречены как руководителями, стоявшими на трибуне, так и толпами народа на улицах, которые узнали в загоревших военнослужащих в военной форме министров и членов парламента, старавшихся усердием восполнить недостаток военной подготовки.

Дневники Марка Аврелия (Александр Лебедев)

Выверни и взгляни, каково оно и каким становится старое, больное, потасканное. 
Кратковечность какая и тот, кто хвалит, и тот, кого; и тот, кто помнит, и кого. Это в нашем закоулке, и то не все согласны друг с другом и каждый с самим собой. А и вся-то земля — точка. 
(8.21)

Труды Антония Сурожского (Николай Досталь)
+ сайт с собранием всех трудов покойного митрополита
Когда-то нашего священника в Париже немцы арестовали. Его заменил другой священник, который бывал в церкви, но почти никогда не служил, потому что большей частью он приходил вдрызг пьяный. Я тогда был старостой, я его ставил в угол и становился перед ним, чтобы, если он упадет, то упал бы на меня и я мог бы его удержать. Многие его осуждали. Я помню даже интересный разговор, когда он говорил о себе, что он плохой священник, но кто-то другой ему сказал: “Знаешь, ты не плохой священник, ты плохой человек, а священник ты хороший…” 
(Христианство сегодня)

Сехей Оока "Огни на равнине" (Ольга Славникова)
+ рецензия найдена в форумах
Роман повествует о войне. Я не большой любитель данной тематики, поэтому, по большому счёту это произведение мне сравнивать не с чем. Я и не буду. Пишу о романе, только в контексте собственных ощущений, не претендуя на аналитику.
Хождение по линии, с одной стороны жизнь, с другой смерть. Эти понятия отнюдь не абстрактны в "Огнях на равнине", смерть вовсе не представляет из себя сиюминутную прихоть, герой к ней "идёт", долго и мучительно. Рассказ ведётся от первого лица, роман представляет собой дневник обыкновенного рядового регулярной армии Японии. Период действия — конец Второй мировой. Место действия — Филиппины. Америка против Японии. Для хода повествования — война лишь фон.
Сюжет развивается неторопливо, по большому счёту — его вообще нет. Это явный минус. Очень нестандартные описания; определения, которые поймут далеко не все — это плюс, лично для меня. Определённый уровень подготовленности читателя приветствуется автором, размышления достаточно специфичны и скидок на неприятие их читателем не делается, поскольку в дальнейшем, выводы сделанные героем в ходе прошедших размышлений, будут являться основой размышлений нынешних. Замкнутый круг. Совет — если что-то непонятно, перечитайте ещё раз.
Проблемы морали и долга, совести и человечности, голод и отсутствие общения, смерть и тоска — всё это перемешано в романе Сёхейа Ооки. Герою, испытавшему все эти напасти в одиночестве, можно только посочувствовать, а можно попробовать пережить все события вместе с ним. Умрёт ли герой? Что такое смерть? Так ли ужасна война? — точных ответов я вам не гарантирую, но… кто ищет, тот всегда найдёт. Не так ли?
Произведение не слишком глубокое по смыслу, не слишком интересное по повествованию. Честно говоря, есть вещи и подостойнее "Огней", в том числе и в данной теме. Однако, Центрполиграф выпустил хорошее издание (твердый переплёт, но без труда помещается в кармане). Шрифт достаточно крупный для чтения в транспорте.
Цена в магазинах не должна превышать 100р. Тираж всего 4000 экз. Так что поторопитесь, если вас заинтересовали "Огни на равнине".

Кайса Ингемарсон "Лимоны желтые" (Владимир Березин)
+ из аннотации издательства "Иностранка":

Этот роман — житейская история о любви, карьере и высокой кухне. Вырываясь из объятий хозяина фешенебельного ресторана, юная официантка Агнес Эдин разбивает бутылку коллекционного вина и теряет из-за этого любимую работу. В тот же день девушку ждет и другой удар: ее возлюбленный, рок-музыкант Тобиас, сообщает, что встретил другую.
Но униженная, все потерявшая Агнес не сдается, она вместе с приятелем создает новый ресторан в итальянском стиле под названием "Лимоны желтые" — по строчке из песенки про Италию.
Сражается Агнес и за свою любовь, но что разбито — того не склеишь. Надо взглянуть правде в глаза — и тогда увидишь, что новая любовь уже на пороге.
К книге прилагается сертификат YVES ROCHER (на манжете).

Михаил Громов, книга о Чехове (Вера Глаголева)
+ Михаил Громов. Книга о Чехове

[Эксперт.1148]

Книги в Сети: Московские друзья книги

Е. Киселева. Московские друзья книги.

Повествование о знаменитых московских книжниках — собирателях и ценителях книг, то есть, по нынешним меркам, о всяких выдающихся чудиках. К сожалению, написано в невыносимо бабско-советском стиле, то есть со множеством соплей, восторгов и лирики… без них книжка похудела бы вдвое и стала бы более осмысленной. Другая напасть — черно-белые фотографии совершенно убойного качества. Крупный газетный растр удалось убрать в GIMP 2.6 размытием и последующим повышением резкости, однако никакие игры с контрастом не смогли преодолеть их общее убожество.

Дневники Любови Шапориной

Любовь Шапорина. Дневник. В 2 т. / Вступ. статья В.Сажина, подг. текста, коммент. В.Петровой и В.Сажина. 
– М.: Новое литературное обозрение, 2011. 592 + 640 с. (Россия в мемуарах).
Переводчица, художница, создатель первого в России театра марионеток, жена Ю. Шапорина.

Шапорина – одна из миллионов, ставших подопытным поколением, которое уплотняли, вычищали, лишали, подвергнув, по ее словам, социальному «эксперименту полуинтеллигентов». Но в отличие от подавляющего большинства она сумела не только думать самостоятельно, но и делать записи, которые могли стоить жизни. На страницах ее дневника запечатлены характерные черты эпохи. Постоянный голод: во время Гражданской войны («маленький сын после еды забрался под стол. Спрашиваю: «Что там делаешь?» – «Крошки подбираю…»), в 30-е годы («А почему голод, почему ничего нет, убей меня Бог, не понимаю. Нет в продаже ничего – нет обуви, обоев, ниток, почтовой бумаги, материй каких бы то ни было, галош, продуктов, вообще ничего»), в блокаду Ленинграда в 40-е под обстрелом, без электричества, воды и дров, при минусовой температуре в комнатах доведенные до дистрофии и людоедства люди получали по карточкам продукты, измеряемые граммами («Ужинать я не пошла. На ужин была обещана козеиновая каша. Хлеба нет, для нее идти не стоит»), после войны («Продала первое издание Пушкина 1838 и 1841 годов, 11 томов, которое я берегла как зеницу ока, за 560 р. На мое пропитание выходит в день 8 р., а на обоих детей 80. Мучительно голодаю»).

[НГЭ.111117]

Выживание, свое и чужое, во всех его многообразных, порой непредставимых формах, быстро становится единственным сюжетом дневника. Выживание не только физическое: советский жаргон в устах молодой дворянки, несовершенную русскую речь родственников-эмигрантов, лень, страх, оцепенение — все черты порчи, опрощения и душевного окаменения, своего и чужого, Шапорина замечает и описывает. Хроника общего падения, получившаяся у нее, бескомпромиссна, как все, что она делала, и предельно отчетлива.

(Мария Степанова)

…перед выступлением Сталина с 5 утра по радио предупреждали, что будет чрезвычайное сообщение. Затем, после объявления диктора, что будет говорить Председатель и т.д. и т.д., раздался дрожащий голос: «Братья и сестры», затем бульканье наливаемой воды в стакан и лязг зубов о стекло. «Друзья мои», — и опять стук зубов о стекло.
Мужичьё сиволапое. Робкий грузин! 
(октябрь 1941 г.)

+ другие фрагменты здесь

Забытый обэриут

Александр Введенский. ВСЕ. М.: ОГИ, 2010. — 736 с.

Аннотация издательства:

В собрание сочинений крупнейшего поэта, драматурга и философа русского авангарда, одного из основоположников литературы абсурда, участника объединения ОБЭРИУ вошел практически полный корпус "взрослых" произведений.
В приложении публикуются переписка, биографические материалы, воспоминания о Введенском.
Составитель Анна Герасимова (Умка).

+ в отличие от прочих обэриутов не издавался с 1993 г.
из других поминаемых в сети изданий: Александр Введенский. Полное собрание сочинений. Анн Арбор: Ардис, 1980.

…умерла она — исчезла
в рай пузатая залезла
Боже Боже пожалей
Боже правый на скале
но ответил Бог играй
и вошла девица в рай
там вертелись вкось и вкривь
числа домы и моря
в несущественном открыв
существующее зря
там томился в клетке Бог
без очей без рук без ног…

F5 #44: тоска по романтической поре Интернета; рукопись Войнича; deezer.com;сетевые книжные магазины

мне довелось видеть настоящие социальные сети — Fido и Usenet. В них попросту не было ничего лишнего, кроме общения, это и есть чистое социальное. Потом те же функции выполняли форумные сообщества, веб-конференции. Но о них не писали в бизнес-изданиях, поскольку рекламные паразиты не знали, как можно влезть в эту социальность. А вот Facebook раскручивается именно потому, что он изначально заточен для паразитного бизнеса.
бесплатный поиск никогда не будет качественным. Зато все более качественным становится другой поиск: когда таргетированное рекламное объявление ищет вас на основе ваших персональных данных. В будущем я не хотел бы оставаться в интернете, знаю его ограничения. И особенно то, как он засасывает людей в деятельность, которая не является ни полезной, ни приятной.
Самая заметная перемена: исчезновение серьезной репортажной и аналитической журналистики в пользу копипаста и мнений знаменитостей. Исчезает процесс личного погружения в предметную область. Причем для самого журналиста процесс этот очень интересный. Но он не выгоден в современной экономике СМИ. Зачем тратиться на такую сложную работу, если для привлечения поисковых роботов достаточно нанять за копейки рерайтера, а для привлечения публики — скандального топ-блогера, у которого всегда есть «оригинальные» мысли по любой теме? 
Я прекрасно понимаю, как написать новость, которую перепостят тысячи людей, притом что там будет написана полная чушь, но зато остросоциальная. Российский интернет вообще однородный и коллективный, склонный бежать за маленькой кучкой идолов.
(Алексей Андреев, редактор "Вебпланеты") 

Библиотека редких книг и манускриптов им.братьев Бейнеке при Йельском университете опубликовала на своем сайте сканы всех страниц загадочной рукописи 16 века (рукопись Войнича), написанной непонятными и до сих пор нерасшифрованными значками и снабженной не менее загадочными рисунками:

Based on the subject matter of the drawings, the contents of the manuscript falls into six sections: 1) botanicals containing drawings of 113 unidentified plant species; 2) astronomical and astrological drawings including astral charts with radiating circles, suns and moons, Zodiac symbols such as fish (Pisces), a bull (Taurus), and an archer (Sagittarius), nude females emerging from pipes or chimneys, and courtly figures; 3) a biological section containing a myriad of drawings of miniature female nudes, most with swelled abdomens, immersed or wading in fluids and oddly interacting with interconnecting tubes and capsules; 4) an elaborate array of nine cosmological medallions, many drawn across several folded folios and depicting possible geographical forms; 5) pharmaceutical drawings of over 100 different species of medicinal herbs and roots portrayed with jars or vessels in red, blue, or green, and 6) continuous pages of text, possibly recipes, with star-like flowers marking each entry in the margins.

deezer.com — сервис потокового аудио начинает работу в России 19 декабря, аккурат в день Николы зимнего. 13 миллионов аудиотреков во всех (?) жанрах.

Обзор сетевых книжно-журнальных магазинов. Из наиболее любопытных (в т.ч. доступны на Android):

zinio.com — самый известный киоск по продаже электронных версий журналов (напр., можно подписаться на 51 номер Economist за 5630 руб. — экономия более чем наполовину в сравнении с бумажной версией); единственное место, где можно купить русскую цифровую версию Esquire.
bookmate.com — за 99 руб. можно получить онлайн-доступ к очень неслабой библиотеке на русском языке.

Книги в Сети: музыкальная тема

Две новых книги на issuu.com.
Ранее загружались также на narod.ru/intoclassics.net.

Е. Попова. Мусоргский. — М.: Музыка, 1939.

В. Коннов. Нидерландские композиторы XV-XVI вв. — Л.: Музыка, 1984.

Книги недели: октябрь

Уинстон Черчилль. Мои ранние годы Издательство «КоЛибри»
Воспоминания Уинстона Черчилля о первых тридцати годах жизни. Он еще не толстяк в котелке, а молодой и стройный кавалерист. В книгу вошел рассказ про учебу: учиться Черчиллю не нравилось, в школе он не блистал, особенно тяжело давалась латынь. Потом начинаются приключения: битвы с афганскими племенами на северо-западе нынешнего Пакистана, война с суданцами, пленение и бегство из плена во время англо-бурского конфликта. Читать одно удовольствие — понимаешь, за что Черчиллю дали Нобелевскую премию по литературе.
Ролан Барт. Camera Lucida Издательство «Ад Маргинем»
Одна из самых известных книг про фотографию. Нет, это не учебник «как снимать на айфон тещу, крокодила и холодильник» — это книга о том, как правильно смотреть на фотографии. Ролан Барт, главный французский философ второй половины XX века (простите, Деррида, Делез и Фуко), смотрит на старинные снимки и пытается выработать терминологию, с помощью которой можно описать чувства, вызываемые фотографией. В своей книге Барт создал новое параллельное искусствоведение.
Николай Каретников. Темы с вариациями. Издательство Corpus
Мемуары отечественного композитора Николая Каретникова (1930–1994), автора опер «Тиль Улен­шпигель» и «Мистерия апостола Павла». Первая версия книги была опуб­ликована в 1990 году и вызвала скандал: Каретников не стеснялся в выражениях и описал много историй, про которые их участники хотели бы забыть. Отношения с властью у Каретникова были сложные, так что в книге нет и намека на ностальгию по советским временам. Автор пишет о себе, о том, что в советском государстве человеку творческому жить было очень нелегко.

(Константин Мильчин, Русский Репортер)

+ цитаты из Каретникова на уже упомянутом сайте Альтшулера